08.08.2017 12:51   История

Все, что вы хотели знать о войне...

© фото facebook.com

Есть четыре даты, которые я буду неизменно отмечать всегда. 27 июля, 29 июля, 8 августа и 18 января...

Сегодня 8 августа, день три года назад, когда в мой двор прилетела градина. Как я помню этот день? Пустой город, то есть не для красного словца, а, правда, пустой.

Людей нет (редчайшие прохожие радостно здороваются друг с другом), собаки спят на проезжей части, магазины закрыты, "Аверс" на Победе работает полчаса-час в день (так рассказывали потом).

Я живу в погребе, на город всё время и периодически падает. Я читаю (в погребе вай-фай) сводки обстрелов, каждый день разрушения (про смерти пока не пишут, никто и не считает) и играю в Диабло. Звуки уничтожения монстров и звуки канонады переплетаются в чудный единый спецэффект.

До войны я боялась слизняков и не опускалась в погреб, вдруг (фу фу фу) будет склизкий ползать! Теперь слизняки - это милые забавные животные, которые иногда приползают утром на твою подушку, чтобы пожелать тебе доброго утра.

Я вяжу плед, потому что заняться особо нечем. Из погреба вылезать боюсь и не могу - повреждена нога, последствие обстрела 29 июля. Папе только только было 9 дней, еще не осознаю.

На нас - семь собак, четыре наших (разных размеров) и три соседских ротвейлера. Они за забором и им нужно кидать кашу и наливать воду, в принципе - не сложно (варит то кашу и кормит их муж, а не я). Но есть большая проблема, постоянный страх, что собак будет нечем кормить.

Соседи тогда оставили собак на пару недель, а приехали через 6. Муж бегает по пустому городу (на самом деле пустому), и ищет кашу, хоть что нибудь, чтобы накормить 7 голодных морд. Я всерьез боялась, что рано или поздно появятся летучие бригады, которые будут убивать за еду, ведь подвоза в город не было никакого.

Сколько могла продлиться такая ситуация? Не известно. Я и сейчас всерьез отношусь к этой мысли. Двери и окна открыты были и днем и ночью, чтобы их не вынесло взрывом, как говорится - заходи кто хочешь и бери что хочешь.

В общем, слушаем бахи и бабахи и не высовываемся. Адреналин зашкаливает, кушать не хочется вообще, приготовить проблема: только включил - полетело, выключил, в погреб, только порезал и включил, полетело, выключил, в погреб (это я всё про мужа, я то в погребе, мне то что).

Еда не лезет в горло и глаза постоянно круглые. И уши, которые слушают слушают слушают. Адреналин зашкаливает. Был момент, когда мы завтракали в 16.00, раньше не давали, не могли приготовить, не могли поесть - летело.

До войны, мы хотели сделать себе дополнительную калитку в заборе. В июне-июле 14-го  проложили плиты, последние уже клали, когда слышны были далекие бахи. Я злилась: "Та щас, я вам уйду в дом! Не дождетесь! Мне работать надо!" (Боже, какая святая простота!) Так вот и между мной и мужем шел спор - где в заборе делать эту самую калитку? 8 августа 14 года эта проблема была решена раз и навсегда.

В тот день позвонил друг мужа (связь еще была) и спросил, не надо ли нам чего-нибудь из продуктов (он идет в нашу сторону)? Мы попросили этой самой каши-крупы. В 11.00 начало падать, муж пулей залетел в погреб, со всех щелей посыпалась штукатурка и пыль. Дом подпрыгнул.

Вообще во взрывах самое страшное не сам взрыв, и не выстрел, а визг летящего снаряда. Я ничего страшнее в своей жизни не слышала. Когда раздается выстрел, ты еще не испугался, когда уже упало - оно уже упало и если ты это слышишь, то ты жив. Но вот эти 6-8 секунд визга снаряда, когда ты не знаешь ты уже мертв или еще жив - вот это самое самое.

Вы не представляете как стучали у меня зубы в эти 6 секунд, реально, зуб на зуб не попадал. Я сначала не поняла, что упало к нам. Глаза как блюдца и зубная дробь. И вдруг муж : "Боря!" - елы-палы, друг как раз должен был подходить к нашему дому. Муж на улицу, я в крик - "Не ходи!" 

Через несколько секунд-минут влетает друг. Живой. Попал под раздачу, но живой. Пакеты с кашей рассыпались, та и Бог с ней. Заскочил в погреб и сразу: "У вас газ горит! К вам попали! Во двор! Рванет, надо перекрывать!"

И мужики побежали смотреть. Факел огня полыхал метра на полтора-два. Попали в наш двор, но ближе к соседскому дому. Дом прошило насквозь, если бы не уехали - убило бы всех, когда бежали бы в погреб. Срубило дерево, испарило рабицу, швырнуло бордюрину и раздело ее до арматуры, выгнуло и заклинило дверь, вынесло окна. И главное - унесло метров 20 забора. Делай калитку где хочешь, теперь везде можно.

Сам снаряд встрял в новую водопроводную трубу, прям в нее родимую (ушел в землю на 1,5 метра). Вот как так могло получиться? И пылающая газовая труба-решето. Прибежали еще пару мужиков. Пытались погасить, замотать, перекрыть. В общем меня там не было - особо врать не буду. Я то в погребе.

Как то погасили, перекрыли и скотчем перемотали. Да да, скотчем. Газовщики приехали через день-два, откуда узнали - не знаю. Что то подварили, подлатали, кусок трубы заменили полностью.

Куда стреляли? В Штеровскую подстанцию. Попали? А как же! Разлет крайних снарядов пакета был около километра. На соседней улице сгорело одновременно 4 дома. Были и еще разрушения, про погибших не знаю. 

Были ли в нашем районе хоть какие нибудь военные? Нет. Стреляли ли из нашего района? Нет. 

В общем, вырубило свет по всему городу (говорят, что в 9 утра попали еще в одну подстанцию города), связь и воду. Света не было 11 дней, воды 14, связи около месяца. Мой муж раз в пару дней ходил к моей маме узнать, жива ли она. По дороге отмечал новые попадания и разрушения. 

Вы спросите - А собаки?! Это был и наш первый вопрос - А собаки? В момент падения они находились как раз в эпицентре, в паре метров, за рабицей. Ну, думаем, наверное и ушей не найдем. Щас! Живы все, забились где то в душ, но живые. Инстинкт? не знаю. Мы их еще нянчили до середины сентября. И вот все эти товарищи, все 7 оказались на нашем пороге. Трое из них - чужие ротвейлеры. Но наша Кассиопея (смесь таксы и енота) построила всех и навела порядок мгновенно, за что ей низкий поклон. 

Собаки отъедались дня 4 мясом из холодильников со всей округи. Забора с улицей нет, три здоровенных собацюры серьезной породы, а у людей остатки запасов в холодильниках пропадают. Вот и понесли у кого что еще осталось. Ключи то соседи оставляли всем, поэтому вынесли со всей округи. А кто не вынес - тот потом холодильник выбросил.

Ближайший месяц всё шло по нарастающей, но было уже немножко безразлично. Устаешь от всего, в том числе и от адреналина. Дни слились в один долгий долгий эпизод, в котором кроме стрельбы и ожидания попадания не было ничего. Мы в августе потратили едва ли 100 гривен, негде было тратить, не работало ничего. 

Снаряд через неделю мой муж откопал, воду отремонтировал. Забор со временем сделали и калитку поставили там, где захотели. Слава Богу, выбор был, помогли нам с забором.

Что еще хотелось бы добавить? Добавлю еще историю, которая развивалась во времени. Я уже раньше рассказывала про соседку, которая "стала не в себе" после всех этих событий. Вижу постоянно этих людей, всё очень печально по нарастающей, но описывать не буду.

Позже я узнала, что один из тех домов, что сгорел на соседней улице - дом их родителей. Пожилая женщина-соседка (не моя) на мои расспросы про сгоревший дом не стала говорить что и к чему, только сказала: "Такое горе, такое горе!" - и ушла. Я не стала настаивать. Вот такое горе. Вот такой след войны.

Извините, что такой длинный пост, старалась только самую суть, но всё равно всё не опишешь. Больше не буду, хотя нет, буду - 18 января. Извините за ошибки - уже поздно... Знайте о войне.

Донбасс, 2017

 

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments