30.12.2016 21:20   Точка зрения

Судебные инициативы Украины становятся все более абсурдными

© фото АМДН

Киев считает, что Москва нарушила Договор о дружбе между нашими странами, и требует сатисфакции в судебном порядке. В отличие от «газового» и долгового дела, где предметом споров выступают деньги в буквальном смысле слова, в данном случае Украина хочет вынести на судебное разбирательство такую категорию, как «дружба». Есть ли у Киева хоть какие-то шансы на победу?

Украина не устает развлекать регулярными анекдотичными эскападами. Преддверие Нового года не стало исключением.

30 декабря замминистра иностранных дел страны Вадим Пристайко сообщил, что в течение года готовился иск Украины в международный суд против России за нарушение Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной, который был подписан в 1997 году и автоматически продлен на 10 лет в 2008 году.

Конкретно речь идет о статье 2 договора, в которой прописано, что стороны «уважают территориальную целостность друг друга и подтверждают нерушимость существующих между ними границ».

Это очередной случай, когда новость настолько смешна, что попытки ее анализа и комментирования склонны неизбежно сказываться в иронию, а то и откровенное издевательство. Тем не менее имеет смысл вспомнить общий контекст очередной инициативы киевских властей.

Вот уже почти как два года, как Верховная рада официально признала Россию «страной-агрессором». Однако до объявления войны, военного положения или хотя бы тотального прекращения любых связей с «агрессором» дело так и не дошло.

Ситуация усугубляется тем, что положение Украины на «западном фронте» становится все более печальным. Голубая мечта о безвизовом режиме по-прежнему маячит на горизонте, причем чем дальше, тем более призрачной она выглядит. Евроассоциация также все больше выглядит изощренным издевательством, причем нидерландский референдум сыграл в этом немалую роль.

Даже, казалось бы, твердо обещанный очередной транш МВФ так до сих пор не переведен. Более того, как будто издеваясь, МВФ увязал выделение денег с разрешением российско-украинского долгового спора об уже набивших оскомину трех миллиардах долларов.

Кстати, вполне вероятно, что именно развитие ситуации вокруг этих трех миллиардов стало одной из причин новой инициативы украинских властей. Как известно, МВФ еще год назад признал данный долг суверенным, с чем категорически не согласен Киев, а на его выплату наложен бессрочный мораторий. Однако важнее даже другое.

Среди знаковых событий начала нового – 2017-го – года будет и фактическое рассмотрение дела в суде, которое начнется в Лондоне 17–20 января. При этом российские официальные лица демонстрируют сдержанный оптимизм, что неудивительно, поскольку речь о такой специфической системе, как еврооблигации. И юридически применение данных финансовых инструментов регулируется английским правом (именно поэтому слушание дела пройдет в Британии).

А есть еще российско-украинское «газовое» дело в Стокгольмском арбитраже, правда, там решения не стоит ждать раньше чем через полгода.

Как бы то ни было, в ближайшие месяцы должно быть вынесено два важнейших решения в международных судах, и ни по одному из них у Украины нет уверенности в победе.

В этой ситуации заявление о подготовке еще одного иска – и тоже в международный суд – может быть попыткой «постелить соломку» для общественного мнения Украины, если решения окажутся не в пользу Киева. Это станет своего рода символом того, что Украина не сдается на милость «агрессору» и продолжает свою борьбу.

Другое дело, что сами обстоятельства откровенно смешны, что, в общем, уже стало привычным в отношении юго-западной соседки России.

Понятен предмет споров в делах о трехмиллиардном долге и цене на газ. Это деньги.

Однако не ясно, что может быть объектом рассмотрения в данном случае. Договор о дружбе? Даже если Россия «передумала» дружить с Украиной, о чем будет спор? В каком суде будет рассматриваться данный иск?

Кстати, это очень показательный момент. По словам Вадима Пристайко, иск готовился в течение года, однако при этом он ограничился весьма аморфной формулировкой о «международном суде», без уточнения, куда конкретно его планируют подавать.

В целом заявление выглядит привычной практикой украинских властей: главное – прокукарекать, а там хоть не рассветай.

Хотя надо признать, что в преддверии Года Петуха этот принцип начинает играть новыми гранями.

Ирина Алкснис,
«Взгляд»

 

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments