17.04.2017 13:36   Колонка блогера

Как советские танкисты встретились с японскими "камикадзе" в 45-м

© фото из открытых источников

Приближается день Победы, и в эти дни принято вспоминать о славных победах наших героических предков, о том, как они воевали, как перенесли все тяготы военных лет, какие подвиги совершили. Всякое бывало на фронте. О многом уже рассказано, многое еще только предстоит узнать. И я продолжаю цикл заметок об интересных фактах и событиях той войны, рассказанных непосредственными её участниками. 

Недавно, читая  воспоминания советского танкиста, я узнал о таком любопытном эпизоде из истории боев с Квантунской армией на Дальнем востоке в августе 1945 года, как встреча с японскими "камикадзе".  Мы привыкли к тому, что "камикадзе" применялись преимущественно против ВМС США. Есть множество всевозможных свидетельств этому явлению, но вот о том, что и нашим солдатам пришлось с ними столкнуться, я, честно говоря, читал только в общих чертах, мол, да, были случаи, но чтобы прочитать описание прямого боевого столкновения советских солдат с японскими "камикадзе", такого, честно скажу, не случалось.

Поэтому я решил сегодня поделиться с вами, уважаемые читатели, рассказом очевидца такого события, капитана – танкиста, Героя Советского Союза, Дмитрия Федоровича Лозы, который после победы над Германией, вместе со своей частью был переброшен на Дальний Восток для разгрома Квантунской армии императорской Японии.

Ниже, привожу его слова:

"Неожиданно послышалась команда: «Воздух!» Командиры орудий экипажей кинулись к зенитным пулеметам, которые вот уже много суток были зачехлены и установлены в походное положение, поскольку самолеты противника нас до этого часа ни разу не беспокоили. На горизонте появились шесть стремительно приближающихся истребителей-бомбардировщиков. «Западники» хорошо усвоили тактику действий немецких летчиков, которые, прежде чем сбросить бомбы на цель, делали круг над нею, выбирая точку прицеливания, и только после этого ведущий переводил свой самолет в пике.

Здесь же атака развивалась настолько стремительно, что экипажам даже не хватило времени на подготовку пулеметов к стрельбе. Первый самолет на малой высоте помчался к головному танку батальона и с полного ходу врезался в его лобовую часть. Куски фюзеляжа разлетелись в разные стороны. Искореженный мотор рухнул под гусеницы. Языки пламени заплясали на корпусе «Шермана».

Ударом был контужен механик-водитель гвардии сержант Николай Зуев. Десантники с первых трех танков кинулись к кирпичному зданию, чтобы укрыться в нем. Второй японский летчик направил свою машину в это строение, но, пробив крышу, она застряла на чердаке. Никто из наших бойцов не пострадал. Нам сразу стало ясно, что батальон атакован «камикадзе». Третий пилот не стал повторять ошибку сотоварища. Он резко снизился и направил самолет в окна здания, но достичь цели ему не удалось. Задев крылом телеграфный столб, истребитель-бомбардировщик рухнул на землю и сразу запылал костром. Четвертый самолет, спикировав на колонну, врезался в автомашину медицинского пункта батальона, которая загорелась.

Два последних «смертника» нацелили удар по хвостовым танкам, но, встреченные плотным зенитным огнем, оба самолета рухнули в воду недалеко от полотна железной дороги. Воздушная атака длилась несколько коротких минут. Шесть истребителей-бомбардировщиков превратились в бесформенные груды металла. Шесть летчиков погибли, и, что нас весьма удивило, в кабинах двух самолетов кроме летчиков находились девушки. По всей вероятности, это были невесты «смертников», решившие разделить со своими избранниками печальную судьбу. Ущерб от атаки оказался незначительный: сгорела автомашина, заклинило башню головного «Шермана», вышел из строя механик-водитель. Быстро сбросили с насыпи автомашину, за рычаги «Эмча» сел помощник механика-водителя, и марш продолжился".

Кроме свидетельства нашего офицера о самом бое, я хотел бы привести еще один любопытный эпизод. Это разговор автора воспоминаний с пленным японским офицером о тех самых "камикадзе". Он сможет отчасти передать то настроение, которое царило в Квантунской армии образца августа 1945 года и отношение наших солдат к такому явлению как "камикадзе".

"Профессиональное любопытство потянуло меня взглянуть поближе на японские танки. Я и другие офицеры управления батальона направились к месту их стоянки, захватив с собой японского капитана. Я обошел один из танков кругом. Этими танками можно было разве что папуасов в колониях гонять, для серьезной современной войны они не годились.

– Господин капитан, как вы собирались с такими танками вести бои с советскими «Т-34» и американскими «Шерманами»?

– Господин капитан, была бы война, было бы видно – на ваши пять тысяч танков у нас нашлось бы двенадцать тысяч солдат, готовых пожертвовать собой, – ответил японец, не скрывая своей огромной ненависти к нам. Мне подумалось, что в словах побежденного противника была пусть малая, но неопровержимая истина. «Смертники» – это безусловно сильное оружие, особенно при хорошей организации его применения. Нам совсем недавно на полустанке Бахута пришлось с ним познакомиться. Правда, их атака не принесла серьезного вреда, но готовность летчиков пожертвовать своей жизнью произвела впечатление".

Продолжение следует…

Дмитрий Борисенко

Главный редактор сетевого издания АМДН

При подготовке статьи использованы материалы из книги «Танкист на «иномарке»» Победили Германию, разбили Японию". — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 320 с. / («Война и мы. Солдатские дневники»).

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments