31.01.2017 18:03   Лучшее в соцсетях

Как я понаехал в Россию. Исповедь иммигранта (часть 2)

© фото rezar665.livejournal

Как я понаехал в Россию. Исповедь иммигранта (часть 1)


"Я-носитель русского языка"

Дорога до Ханты-Мансийска была спокойной и без происшествий, если не считать мелкой поломки в машине таксиста. Которая, в принципе, не помешала нам добраться до пункта назначения. Я прибыл в помещение многофункционального центра (МФЦ) ,где проходило заседание комиссии по носителям русского языка. 

Собеседования ожидало 46 человек, основная масса которых была из Донбасса. Было еще несколько таджиков (те еще носители русского языка, ага), один белорус и пара-тройка русских из Казахстана. Ждать долго не пришлось, нас довольно быстро запустили внутрь небольшого конференц-зала, где у всех прибывших быстренько проверили документы на предмет основания для признания носителями русского языка, и заседание комиссии началось. Состояла комиссия из преподавателей некоторых ханты-мансийских ВУЗов и служащих ФМС. Вначале нам было предложено написать небольшое сочинение на тему «Моя малая Родина» в свободной форме, на которое отводилось 10 минут.

Стоит ли говорить, что граждане солнечного Таджикистана уже на этом этапе впали в некоторое замешательство. Меня же, как ни странно, несмотря на бессонную ночь, проведённую в дороге, посетило вдохновение. Уж не помню что я там писал, но предоставленных 10 минут мне не хватило, чтобы в полной мере излить весь поток своего вдохновения. Помню, что начал с фразы «Под южным солнцем, на берегу Чёрного моря, раскинулась, фаршируя рыбу и напевая «Семь-сорок», красавица-Одесса» и продолжил примерно в таком же стиле. Исписал лист А4 с двух сторон. Написал бы еще, но кончилось время. Наши опусы собрали и всех любезно выставили за дверь, обещая всех вызывать по одному на устное собеседование. Вызывали, увы, не по алфавиту, а по очерёдности записи, ибо я оказался самым последним в списке. 

Собеседование проходило примерно следующим образом: каждый, кто заходил, сначала зачитывал вслух отрывок из своего сочинения о своей малой Родине, затем немного о ней рассказывал. После чего члены комиссии начинали задавать вопросы на темы российской истории и российского искусства, а именно-кинематографа и литературы. Естественно, каждый кто выходил, сразу же окружался ожидающими и на него сыпались вопросы «Ну что, ну как, что они там спрашивали?». Ответы некоторых выходящих очень поражали:

-Ну они меня спросили каких я знаю русских полководцев. А я что? А я ничего не ответила, у нас в школе плохой учитель истории был.
-Они спросили в каком году основали СССР. Я сказал, что в 1945м.
-(с сильным акцентом) Я не понимаю что вы меня спрашиваете, я русский плохо знаю(таких, к слову, было несколько).
-Спросили в каких войнах принимала участие Россия в двадцатом веке. Я сказала, что во Второй мировой, в Великой Отечественной и на Донбассе.
-Спросили про любимых писателей. Да откуда я знаю?! Мне некогда книжки читать!

Наконец-то, когда на часах была уже половина пятого, дошла очередь и до меня. Я зачитал им отрывок своего опуса, чем привёл их в неописуемый восторг. Долго спрашивали, точно ли я это написал. Затем посыпались вопросы о кинематографических и литературных вкусах. Вот тут-то я и вспомнил маму, которая говорила «С твоим подвешенным языком, тебя на десять таких комиссий хватит». Остапа, что называется, понесло. Отвечая на вопросы о любимых книгах и фильмах, я сыпал цитатами. А когда спросили о любимых поэтах, я сказал, что безумно люблю Есенина и предложил им продекламировать что-нибудь из его творчества. Видимо, комиссия тоже получала некоторое удовольствие от общения со мной, потому как они с радостью согласились и я очень эмоционально прочёл им есенинское «Мне осталась одна забава…». Я плохо помню окончание беседы, но кажется, мне даже поаплодировали. Во всяком случае, точно помню, что вся женская часть комиссии сияла улыбками, а одна женщина, преподаватель литературы из какого-то университета, сказала, что мне нужно преподавать и предложила всерьёз задуматься о карьере преподавателя. Председательница комиссии, она же-начальница отдела по гражданству УФМС по Ханты-Мансийскому АО, проводила меня до двери и сказала, что мне-то уж точно стоит ждать письмо с положительным решением. 

После этого я отправился назад в Сортым и вскоре, уже в ноябре мне предстояло отправиться в Екатеринбург, в Украинское консульство, чтобы начать процесс выхода из гражданства Украины.

В Екатеринбург я ехал поездом. Полдороги в голове вертелась шутка про то, что пассажир из Люксембурга на пятые сутки езды в поезде «Москва-Владивосток» сошёл с ума. Нет, я, к счастью, не сошёл с ума, ведь ехал я всего 18 часов, но было очень непривычно. В Украине мне поездом в одну сторону больше 8 часов ездить не доводилось. В частности, когда едешь поездом из Одессы в Киев, например, толком-то и не успеваешь понять, что ты в поезде. Сел в поезд, пока почитал, поужинал, уже и спать время. Просыпаешься в 6 утра, а ты уже подъезжаешь к Киеву. Здесь же я в очередной раз ощутил всё величие российских просторов и величину расстояний. Не обошлось и без забавных моментов. Расстояние-не единственная вещь, которая меня удивила в этой поездке. Непривычным для взгляда южанина была картина, как многие из пассажиров, расхаживая по вагону в шортах и тапочках, выходили на остановках покурить в тех же одеждах, надевая сверху только пуховик и шапку. При том, что на улице было -20. А ночью я почувствовал себя героем одной из истории Задорнова. Вот той самой, про хрусталь, если кто помнит. Где в 2 часа ночи по спальному вагону ходила торговка и орала «ХРРРРУСТАААААЛЬ!!!». В моём же случае была проводница, которая в 3 часа ночи почему-то решила, что я должен выходить в Тюмени, забежала ко мне в купе и на весь вагон начала орать «Тюмеееееень!!! Мужчина, проснитесь, ТЮМЕЕЕЕНЬ!!!!». К счастью, проблема уладилась и я спокойно проспал до утра и вышел в Екатеринбурге.

В Екатеринбурге я пробыл два дня. Думал, дела с консульством затянутся, однако там мне быстро сказали, что для выхода из гражданства придётся немного пособирать бумажек. Поэтому эти два дня я бродил по городу и всячески окультуривался. Для начала я должен был получить от Украины разрешение на проживание за рубежом. Для этих целей мне нужно было пособирать кучу всего-справки с последних мест работы, подтверждение того, что я выписан с предыдущего места жительства и всё в таком роде. Необходимо было даже нотариально заверенное разрешение отца, который остался жить в Одессе, что он, мол, разрешает мне отъехать на ПМЖ за границу. Когда я позвонил отцу и попросил его выслать этот документ, папа в шутку поворчал, что я такой большой, а до сих пор у папы разрешения погулять спрашиваю. В принципе, все необходимые бумажки собрались за месяц и уже в декабре я снова засобирался в Екатеринбург. У меня как раз намечался отпуск, я должен был лететь в Калининград заниматься стартом ремонта в приобретённом жилье, ну и решил лететь через Екатеринбург.

Но за несколько дней до отпуска заскочил еще раз в Ханты-Мансийск, там попытался выпросить справку о возможности принятие в гражданство РФ, но там мне сказали, что справку дадут после того, как я предоставлю справку о том, что подал на выход из украинского гражданства. Вот такой вот замкнутый цикл справок. Ну да ладно, разомкнуть его предстояло позже. А пока что я отправился в Екатеринбург, где успешно «попросил разрешения» на проживание за границей. В Екатеринбург я снова ехал поездом и снова не обошлось без небольших курьёзов. Запомнилось, как кто-то из пассажиров спросил проводницу «А не подскажете где тут вагон-ресторан», на что она ответила «В вагоне напротив». Так же немного ввёл в ступор сосед по купе, с которым мы в дороге разговорились. В процессе разговора он извлёк пакет с мандаринами и сказал «Угощайся, хорошие мандарины, домашние». Я немного подзавис, потому что трудно сопоставлять то обстоятельство, что мандарины ДОМАШНИЕ с тем обстоятельством, что я направляюсь из Сургута в Екатеринбург, а за окном снег и -25. Но всё оказалось проще, как он сказал-это ему родственник из Абхазии прислал. 

Поев вкусных домашних мандаринов, я улёгся спать и проснулся уже почти в Екатеринбурге. Там я удачно «попросил разрешения» в украинском консульстве и на следующий день вылетел в Калининград. Так началось моё тесное знакомство с городом, куда мне предстояло переехать и так завершился 2014 год. Впереди был 2015 год, в котором мои миграционные приключения достигли своего апогея.

"В погоне за видом на жительство"

Три недели в Калининграде пролетели, как один день и настала пора возвращаться. На обратном пути я задумал побродить по Москве, заодно предпринял попытки повидаться с некоторыми приятелями. Из всех знакомых москвичей отозвался только один товарищ, с которым я хоть и не был знаком лично, но это был хороший друг моей кумы и мы были знакомы заочно и наслышаны друг о друге много всякого приятного. И вот я 7 января, как раз на Рождество, отправился в Москву.

Встретились мы с ним около Красной Площади, в Охотном ряду, где я предпринимал безуспешные попытки прорваться через километровые очереди перекусить. До этого я потерпел неудачу в ГУМе и даже в иностранных фастфудных забегаловках типа макдачной, кейэфси и сабвее. Везде стояли километровые очереди и все сидячие места были забиты. Глядя на это я невольно вспоминал украинские СМИ. Они в ту пору, как раз, активно распространяли информацию о «Голодающей нищей России». «Вас бы сюда с вашими камерами пригласить поснимать всё это, у вас бы мигом «сели батареи», как при «наступлении российских войск на Донбассе»»- подумалось тогда мне. 

Но вскоре меня таки встретил московский товарищ и мы двинули на Патриаршие, где нашли какую-то уютную рюмочную-закусочную. В которую, как гласила табличка на входе, Порошенко и Обаме вход был запрещён. Там мы и устроили трапезу. С каждым часом я всё более нервно поглядывал на часы, потому что в час ночи у меня был самолёт на Сургут, а количество выпитого спиртного увеличивалось. По залу, между тем, курсировала девушка в очень таком летнем костюме Снегурочки и разливала текилу и виски. Спустя несколько минут после того, как мы её заметили, она уже наливала нам текилу, а еще спустя какое-то время уже сидела и собутыльничала с нами. Мы спросили как её зовут и с удивлением узнали, что зовут её Анна. «Вот так дела»-подумал я-«Третий раз в Москве, а уже встретил Аннушку на Патриарших!». Мы настолько засиделись, что я чуть не опоздал на свой самолёт. После того Рождества я даже не пил почти полгода.

Спокойно на месте в Сортыме я просидел ровно до конца января. Как я уже упоминал ранее- я сделал себе трудовой патент, дающий право находиться на территории России. Когда в очередной раз пошёл продлевать себе срок временного пребывания, мне сказали, что с 1 января введены новые правила получения патентов и что мне нужно получать его заново. Для этого мне нужно заново пересечь границу и заново подать документы на патент. При этом уже, как и всем, положено пройти медкомиссию и сдать экзамен по русскому языку. То, что меня признали носителем русского языка, никого не колыхало, всё равно нужно было сдавать экзамен. Ну да ладно, засобирался я в ближайшую заграницу. В Минск, то бишь. Как-то не сразу мне вспомнилось, что у России с Беларусью нет фактической границы. Поэтому я полетел в Москву с чистой совестью, прихватив только внутренний украинский паспорт.

Оказавшись в Москве, я пошёл на международные рейсы, чем очень сильно удивил пограничников, которые сказали мне, что в Минск-это на внутренние рейсы и что границу я таким образом не пересеку. Тут я уже запаниковал и начал бегать и пытаться сообразить куда я могу улететь с внутренним паспортом. Вариантов, помимо Беларуси не было. Разве что Украина, но очень уж не хотелось туда макаться, был страх того, что могут мобилизовать прямо в аэропорту. Даже в Таджикистан украинским гражданам нужна была виза. Ничего не поделаешь, пришлось брать билет на самолёт обратно до Сургута, чтобы вернуться за загранпаспортом. До того, как я вернулся, предполагалось, что я из Сургута поеду до Казахстана, пересеку границу, и на первой же станции Павлодар в Казахстане пересяду на поезд обратно до Сургута. Однако, пока я летел до Сургута, всё немного переигралось. В аэропорту меня встретил отчим и сказал, что мне повезло и я полечу в Сочи погостить у его сестры. Заодно его племянник свозит меня на российско-абхазскую границу, которую я и пересеку. И полетел я в Сочи вечером того же дня.

В аэропорту Сочи встретил меня племянник отчима и мы поехали в сторону границы с Абхазией. Уже когда мы оказались на абхазском КПП, нас встретил очень колоритный пограничник. Он был вылитой копией Фрунзика Мкртчяна, с той же мимикой и манерой разговора. Рассмотрев мой паспорт и выслушав суть моей проблемы, что мне нужно просто пересечь границу «туда-обратно», он сначала начал рассказывать о том, что нужно заехать в Сухуми, там отметиться в их милиции и миграционной службе, там мне выдадут миграционную карточку, которую я должен буду сдать на выезде из Абхазии и тогда мне поставят отметку о пересечении границы. Но после вопроса «А может как-то проще можно сделать?» он сказал, что за скромное вознаграждение проблема решится. После чего я успешно вернулся обратно на территорию России и получил новую миграционную карточку, которую от меня требовала ФМС. 

Вернувшись в Сортым, я записался на экзамен по русскому языку и стал проходить медкомиссию. Затем наступил день экзамена. Был он достаточно лёгкий и завалить его не смог бы, наверное, даже первоклассник. Сертификат с результатами экзамена нужно было ждать около месяца, поэтому у меня был еще месяц спокойствия. И вот уже когда я забрал этот сертификат, поехал я в Сургут, чтобы заново подать документы на патент. В тот день я немного температурил и чувствовал себя паршиво, была ужасная метель и видимость на дороге была метров 50 и в этом чудесном состоянии я бодренько ехал за рулём через метель. 

Все ужасы погоды и плохое самочувствие вмиг показались мне пустяками, когда в Сургуте выяснилось, что я не могу подать документы на патент, так как нужно это сделать в течении месяца после въезда в страну. На то время с момента моего въезда в Россию прошло чуть больше месяца, но я всё равно уже не укладывался в отведённые законом сроки. Передо мной был выбор-либо снова пересекать границу, либо платить штраф и спокойно подавать документы. Штрафа хотелось избежать. К тому же, по закону, за 2 штрафа за нарушение миграционного законодательства могли и не дать гражданство. По факту же, в отдельных случаях отказывали и за один штраф. Поэтому вечером того же дня я снова полетел в Сочи. По дороге в голове завертелся вопрос-а не следят ли абхазские пограничники за курсом доллара? Тогда как раз курс немного подскочил, и поэтому они вполне могли в честь этого попросить чуть большее вознаграждение, чем в прошлый раз. 

Снова абхазская граница и снова колоритные персонажи. Когда мы подъехали к абхазскому КПП, там было пусто, только у крайнего проезда через КПП стоял наглухо тонированый чёрный «Лексус», где сидело человек 5 погранцов. Один из них подошёл к нашей машине, я ему объяснил ситуацию и он снова потребовал вознаграждение, запросив и правда чуть больше, чем в прошлый раз. «Следят таки за курсом», подумал я. 

И вот снова я в Сургуте. Снова беготня в ФМС в попытках подать на патент. Пришлось занять очередь с 11 вечера предыдущего перед приёмом дня. Пока стоял в очереди, заметил, что у меня на следующий день истекает срок годности заключения одного из врачей в медкомиссии. После беготни с выпученными глазами и вопросов «Что ж делать-то, а?», заданных кому попало, выяснил, что нужно пойти к этому самому врачу и продлить у него срок действия его заключения. А потом, после того, как я немного остыл и успокоился, удалось выяснить, что я могу продлить себе срок временного пребывания, как украинец призывного возраста. И за то время, на которое мне продлят срок, я успею сделать одно полезное дело. 

Теперь немного нудной бюрократии. Не знаю как вы, дорогие читатели, а я пока всё это понял, чуть не спился. Украинское консульство требовало от меня справку из ФМС о возможности принятия меня в российское гражданство, ибо Украина не может лишить человека гражданства, если не имеется гарантий того, что его примут в другое гражданство. Для получения этой справки из ФМС я должен был предоставить в ту же ФМС справку из украинского консульства о том, что меня выведут из гражданства Украины в случае получения гражданства России. К тому времени я успел попрощаться со своим внутренним украинским паспортом, который должен был отослать в консульство в обмен на эту справку. Тогда я вспомнил, что удачно в последний раз въехал в Россию по загранпаспорту, который у меня пока остался. С тех пор все документы, полученые по заграннику у меня были без отчества по причине отсутствия оного в загранпаспорте. Справку мне прислали и я подал в ФМС документы на получение уведомления о возможности принятия в гражданство России при условии выхода из имеющегося гражданства. Это я успел как раз сделать за то время, на которое мне продлили срок временного пребывания. Дальше нужно было продлить срок снова и повод снова нашёлся. Как выяснилось, я должен был получить справку о том, что я подал документы на уведомление о возможности принятия в российское гражданство. И эта справка являлась основанием для продления срока временного пребывания. Что у меня и получилось-мне продлили срок пребывания еще на 2 месяца. А по истечению этих двух месяцев продлили, как украинцу призывного возраста. До сих пор, когда я вспоминаю этот период времени, у меня иногда подёргивается глаз.

Справку о возможности принятия в российское гражданство я получил 22 июня. Вообще после этой даты все мои оставшиеся миграционные приключения были немного привязаны к датам, так или иначе связаных с советской историей. Получив справку, я отзвонился в украинское консульство, и сказал, что справка уже есть и если уже готово моё разрешение на проживание за рубежом, я бы мог приехать подавать на выход из гражданства. Консул сказал, что я могу приезжать уже в первых числах июля. Консулу вообще отдельное большое спасибо, почёт и уважение. Он посодействовал ускорению всего этого процесса. Так что в первых числах июля я снова был в Екатеринбурге, где подал документы на выход из гражданства Украины. За эту радость, правда, пришлось заплатить что-то около 20000 рублей. Это был консульский сбор в размере 16000 за ходатайство на имя президента и 4000+ рублей за справку о том, что я подал документы на выход из гражданства. Ну да ладно, ради такого дела не жалко. Получив на руки заветную справку, я полетел обратно в Сургут. Оттуда на следующий день я поехал в районный отдел ФМС по Сургутскому району. Там был неприёмный день, но у меня поджимало время. Я зашел в кабинет, в котором оформляли вид на жительство и спросил, могу ли я приехать в какой-то неприёмный день для подачи документов на вид на жительство. Благо, работница ФМС вошла в моё положение и сказала приезжать через неделю. Что я и сделал. И так уж вышло, что документы на вид на жительство я подал аккурат в день расстрела царской семьи, 17 июля. Тогда, помнится, очень дальновидно пошутил, что с такой датой я гражданство получу где-то 7 ноября следующего года.

Вид на жительство забрал в конце сентября и стал ждать выхода из гражданства Украины. Между делом снова слетал в отпуск в Калининград и даже впервые побывал в Питере и погостил в Москве. Дождался я выхода из гражданства аж в начале этого года. Так я впервые в жизни оказался в статусе лица без гражданства. И без отчества...

Продолжение следует.

rezar665

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments