02.08.2017 07:50   Точка зрения

Дмитрий Дробницкий: Трамп продолжает сражаться

© фото facebook.com/DonaldTrump

Неделька в Вашингтоне выдалась та еще. Отставки высокопоставленных сотрудников Белого дома, резолюции Конгресса по двум чрезвычайно важным законам, громкие заявления в прессе – словом, явное обострение политической борьбы, которая затрагивает не только Соединенные Штаты, но и весь мир

У нас более всего обсуждался закон о новых санкциях в отношении России. В билле были установлены не только более жесткие ограничения по кредитованию отечественных стратегических предприятий, но также введена новая – без преувеличения беспрецедентная – норма, согласно которой президент США лишается части своих полномочий в сфере внешней политики.

По ныне действующему законодательству хозяин Белого дома имеет право отменять любые санкции (или иные нормы в части международных отношений), которые были введены не Конгрессом, а указами президента.

То есть, если какие-либо санкции были введены указами Барака Обамы, они могут быть отменены указами Дональда Трампа.

Кроме того, глава государства имеет право приостанавливать на срок от 6 месяцев до года действие любого санкционного закона, если, по его мнению, это отвечает национальным интересам страны.

В свое время печально известная поправка Джексона–Вэника долго оставалась недействующим законом – Конгресс не мог или не хотел ее отменять, а президенты – от Буша-старшего до Обамы – своими указами раз за разом ставили этот закон «на паузу». В новом билле, принятом конгрессменами, отдельно оговорено, что этот номер более не пройдет.

Сенат в течение 30 суток с момента решения президента может простым большинством голосов блокировать любое экономическое или политическое послабление в отношении России, Ирана и Северной Кореи.

Европейские лидеры начали роптать, как только увидели текст законопроекта, поскольку с ними новые санкции никто не согласовывал.

Более того, десятки банков и сотни компаний Старого Света могут сами попасть под американские санкции в случае, если не введут аналогичные ограничительные меры в отношении своих российских контрпартнеров. Под удар попал и проект газопровода «Северный поток – 2».

Я бы не стал уповать на то, что ЕС «теперь за нас», поскольку для него важно прагматичное сотрудничество с Россией.

Еще недавно именно объединенная Европа выступала главным инициатором «наказания» России и всевозможных мер по ее сдерживанию.

Усиливающийся раскол между США и ядром Евросоюза обусловлен вовсе не разным отношением к нашей стране и даже не разным уровнем «прагматичности» внешней политики.

Просто Дядя Сэм, по мнению Брюсселя, Берлина и Парижа, неправомерно вмешался в регулирование европейского энергетического рынка. Если раньше данным вопросом занимались исключительно евробюрократы, то теперь к его решению подключились американские конгрессмены.

Целый ряд экспертов выразил мнение, что законопроект попахивает недобросовестной конкуренцией. После физической изоляции Катара (одного из ведущих поставщиков сжиженного газа в Европу) теперь делается попытка в приказном порядке «минимизировать зависимость» ЕС от российского голубого топлива.

Что взамен? Сжиженный газ с американских месторождений.

Что ж, Конгресс при проработке санкционного билля почти наверняка учитывал экспортные амбиции добывающих компаний США, но дело к одному только газоэкспортному вопросу не сводится.

Энергетический рынок становится сложнее с каждым годом.

С выходом Великобритании из состава ЕС, по всей видимости, будут сняты все запреты на добычу сланцевого газа на территории королевства. А запасы здесь разведаны немалые – по самым скромным подсчетам, они составляют не менее 400 трлн кубометров.

И Лондон уже работает над новыми законами и нормами, которые бы, с одной стороны, облегчили получение лицензий на горизонтальное бурение, а с другой – позволили углеводородным богатствам работать на всю экономику и социальную сферу Великобритании.

Франция вынашивает довольно амбициозные планы по модернизации целого ряда отраслей промышленности, в том числе и энергетики. Не стоит забывать, что Пятая Республика – пожалуй, единственная страна, которая при желании может очень быстро перевести 100% электрогенерации на мирный атом.

Почти наверняка вопрос о будущем ядерной энергетики станет одним из ключевых на выборах в Германии, которые состоятся в этом сентябре.

А впереди – несколько десятилетий освоения Арктического шельфа. Его богатства пока что очень сложно подсчитать, но уже первые оценки не просто впечатляют, они ошеломляют.

Не стоит забывать и о развитии новых энергосберегающих технологий.

Если так называемая зеленая энергетика (солнечные батареи, ветряки и т.п.), несмотря на всю рекламу и господдержку, пока не оправдала тех надежд, которые на нее возлагали, то различные способы повышения энергоэффективности внедряются весьма активно и дают ощутимый эффект.

Горизонтальное бурение, добыча полезных ископаемых в Арктике, энергосбережение, модернизация ядерной отрасли – все это подстегивает развитие новых технологий. И значительной части этих технологий нас пытаются лишить – в том числе и новым санкционным биллем.

Если атомное машиностроение у нас относительно конкурентоспособно, то в вопросах нефтегазодобычи – особенно в Арктике – мы практически целиком зависим от западных партнеров.

Как выяснилось, и в части электрогенерации у нас не все гладко. Недавний скандал вокруг установленных в Крыму турбин Siemens наглядно показал, насколько мы зависимы от импортного оборудования.

В мире разворачивается новое экономическое и индустриально-технологическое соревнование. И как бы ни расходились мнения Макрона и Трампа по части внешнеторговой деятельности, они, по сути дела, ведут схожую политику – стараются подготовить свои страны к новому этапу международной конкуренции.

Германия, разумеется, некоторое время поворчит и даже пофрондирует Вашингтону – ей нужен российский трубный газ, как для текущих целей, так и для целей нового технологического рывка. Но и она не слишком заинтересована в том, чтобы Россия обладала хотя бы частью технологий, которые помогут нам в будущей мировой конкуренции.

Помимо собственно технологий и оборудования, которое мы в основном импортируем, существует еще и проблема финансирования промышленно-технологических проектов.

Так называемые длинные деньги (кредиты на длительный срок под маленький процент), как правило, ранее брались в зарубежных банках. Собственных «длинных денег» в России практически нет. Так зачем же им нам их давать, если это повысит нашу конкурентоспособность?

Трампа в отношении нового санкционного билля лишили пространства для маневра.

Но вовсе не потому, что его попытки отстоять свою самостоятельность на ниве внешней политики могут повлечь за собой новые обвинения в «работе на русских». И даже не потому, что Россия «упакована» в новом законе вместе с Ираном и Северной Кореей. А потому, что трамповский принцип «Америка прежде всего» не предполагает раздачу дешевых кредитов конкурентам.

Если смотреть на законопроект глазами вашингтонских политиков, он вовсе не такой уж и жесткий в отношении России. Так, подзакрутили гаечки чуть-чуть…

Куда больший вызов брошен Европе. И, само собой, президенту США – ему высказали недоверие в вопросах внешней политики.

Показательна реакция российского лидера.

Владимир Путин, недвусмысленно дав понять, что он понимает «внутриполитические резоны» принятого Конгрессом законопроекта, выступил против дальнейших ответных действий в отношении Вашингтона. Россия ограничилась ответом на декабрьский демарш с высылкой наших дипломатов и блокированием объектов недвижимости.

В некотором смысле мы даже помогли Трампу и его госсекретарю Тиллерсону.

К 1 сентября в Вашингтон прибудет 755 кадровых сотрудников дипведомства. Никто не обязан их устраивать на новую работу. И поэтому появляется прекрасный повод перетряхнуть средний и низовой аппарат Госдепа, который по-прежнему не слишком лоялен новому руководству.

Будут среди сокращенных и цэрэушники. Боссы придут просить за своих людей. И к их просьбам, возможно, прислушаются, но в обмен на определенные обещания. Прежде всего – в части той же лояльности.

Билль еще не подписан президентом.

У него есть целый месяц на то, чтобы определиться с тем, что делать – накладывать вето, отправлять возражения, игнорировать (что не помешает вступлению закона в силу) или обратиться в Верховный суд с требованием признать законопроект неконституционным.

Но даже если Дональд никак не станет противодействовать новому «творению» американских законодателей, это не означает, что он изменил своим предвыборным обещаниям и – тем более! – что он смиренно стерпит обиду.

Конгрессмены, которые были столь единодушны в части санкций, оказались снова не в состоянии принять закон об отмене системы медицинского страхования Obamacare.

Республиканцам не хватило одного голоса, чтобы наконец начать выполнять свои обещания, которые они начали давать еще в 2010 году. А ведь все они, так или иначе, избирались (или переизбирались) на свои места с программами, которые включали в себя «отмену и замену Obamacare».

Какие бы резоны ни были у трех республиканских сенаторов, проголосовавших против законопроекта о здравоохранении, они покрыли всех своих однопартийцев позором.

Консервативные медиа США не преминули намекнуть законодателям, что избиратели могут их и не понять. А Трамп через свой Твиттер призвал американцев потребовать от своих представителей незамедлительно вернуться и переголосовать законопроект.

Он также пригрозил, что отменит все льготы для конгрессменов в части оплаты медицинской страховки по существующим правилам (члены Конгресса не платят полную сумму по системе Obamacare), а также урежет федеральные субсидии, предусмотренные для оплаты непредвиденных долгов страховых компаний.

Конечно, президенту понадобится сотрудничество Конгресса осенью – и при принятии бюджета, и при проведении налоговой реформы, и при утверждении плана обновления инфраструктуры страны.

Но это не значит, что он не может себе позволить поссориться с законодателями.

Да, сегодня рейтинг Трампа, мягко говоря, невысок, но успехи в экономике за полгода его президентства весьма впечатляют.

По сравнению с первым кварталом, рост экономики ускорился вдвое, фондовые индексы колеблются возле максимальных отметок, а индекс потребительской уверенности впервые превысил отметку 2007 года.

Не проходит и дня, чтобы не приходили новости об открытии новых предприятий и заключении контрактов на построение промышленных предприятий на территории США. По разным оценкам, с января создано от 200 до 400 тыс. рабочих мест.

При этом Дональд Трамп не прекращает работу с избирателями. Он как будто бы продолжает свою предвыборную кампанию. За прошедшую неделю он трижды выступал на митингах.

И когда в 2018 году настанет время республиканских праймериз перед промежуточными выборами в Конгресс, президент вполне может припомнить всем и каждому, как тот вставлял ему палки в колеса.

В Белом доме тем временем начались серьезные чистки.

В отставку на прошлой неделе были отправлены пресс-секретарь Шон Спайсер и глава администрации Райнс Прибус. Обе отставки СМИ связывают с борьбой с утечками из Белого дома. Многие эксперты полагали, что третьим уволенным станет генпрокурор Джефф Сешнс, но пока дело обошлось публичной выволочкой.

Отчасти это выглядит как «бей своих, чтобы чужие боялись», но в действительности Трамп дает понять, что не потерпит серьезных провалов в порученной работе.

А ведь Прибус провалил работу с партией и вступил в совершенно ненужный конфликт с директором по коммуникациям Энтони Скарамуччи. Шон Спайсер не справился с вашингтонским пулом журналистов и так и не выявил источники утечек в прессу. Сешнс, ссылаясь на этические нормы министерства, самоустранился от целого ряда важных расследований, которые при должной настойчивости могли бы изменить ситуацию в Вашингтоне.

В общем, Трамп продолжает сражаться и заставляет всех своих подчиненных чувствовать себя как на войне.

А война эта будет долгой. В ноябре прошлого года она только началась. К концу президентства Дональда она будет в самом разгаре. Но даже если 45-й президент одержит решительную победу, то это чудо все равно не решит всех проблем.

Наших проблем.

С технологиями и «длинными деньгами», с конкурентоспособностью, с выстраиванием взаимодействия с Европой и США на самых разных уровнях (а не только на самом высшем), наконец, с нашей неготовностью к быстрым изменениям на Западе – большинство наших экспертов куда охотнее заявят, что «ничего там не поменялось», нежели примутся разбираться в принципиально новой ситуации.

Кстати, если Трампа «уйдут» или полностью свяжут ему руки, это все равно не означает откат к ситуации до 6 ноября 2016 года. Трамп, может быть, и уйдет, но вот американский трампизм никуда не денется. И новое мировое экономическое соревнование никто не отменит.

Дональд Джон Трамп за полгода набил шишек и начинает работу над своими ошибками. Нам же следует немедленно начать работать над своими.

Дмитрий Дробницкий, "Взгляд"

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments